Jump to Navigation

Завязли в приватизации

12 февраля российский вице-премьер Аркадий Дворкович приезжал в Беларусь «подтолкнуть» создание совместных белорусско-российских предприятий.

Это не была личная инициатива вице-премьера, — действовал он по указке президентов России и Беларуси.

В декабре прошлого года А. Лукашенко и В. Путин, обсуждая проблематику двусторонних отношений, договорились проинспектировать ход реализации совместных интеграционных проектов. Москву не устраивает скорость интеграции, вот она и вынуждена присылать в Минск инспектора.

«Есть готовность к более серьезной кооперации»

В Беларуси А. Дворкович успел посетить МАЗ, «Гродно Азот» и «Гомсельмаш». В «Гродно Азот» прошли переговоры с руководством «о перспективе взаимодействия акционерного общества и российских компаний», на МАЗе А. Дворкович осмотрел модельный ряд техники и посетил главный конвейер, сообщила пресс-службы российского правительства.

Российские партнеры этих предприятий давно известны — «КамАЗ», «Ростехнологии», «Ростсельмаш», «ЕвроХим», а также, как отметил А. Дворкович, «некоторые компании, производящие минеральные удобрения».

В Минске А. Дворкович не успел посмотреть еще одно предприятие, которое сейчас находится в центре «интеграционного» внимания Кремля — Минский завод колесных тягачей (МЗКТ). Из-за своего плотного рабочего графика А. Дворковичу пришлось пожертвовать одним днем пребывания в Минске (визит планировался на 11-12 февраля, а уместился в один день).

По итогам посещения белорусских предприятий А. Дворкович сделал вывод, что «у нас огромный потенциал в промышленной кооперации» и «есть готовность к намного более серьезной кооперации». «Мы это почувствовали», — сказал российский премьер. Правда, все же внес небольшую долю скепсиса, заметив, что «от готовности до конкретики нужно пройти определенный путь». М. Мясникович этого скепсиса как будто и не заметил. «Уже в 2013 году можно реально создать 5 совместных компаний», — заявил он.

Дежурный оптимизм главы правительства Беларуси объясним. Обещания скорой интеграции, кооперации и создания ТНК (это слово особо полюбилось белорусскому премьеру) должны обеспечить лояльность Кремля по разным направлениям — и при выделении очередного транша кредита Антикризисного фонда, и при подписании нефтяного баланса. По крайней мере, до сих пор это получалось, несмотря на отсутствие реальных кооперационных проектов.

Но не факт, что они начнут расти как грибы под «чутким» административным давлением Кремля.

К примеру, проект «Гомсельмаша» — а именно белорусское предприятие инициирует создание холдинга с «Ростсельмашем» — энтузиазма у российских акционеров не вызвал. Неслучайно в декабре прошлого года российский посол в Беларуси Александр Суриков в разряд достижений данного проекта отнес тот факт, что «владельцев „Ростсельмаша“ и „Гомсельмаша“ удалось усадить за стол переговоров, чтобы те договорились о возможном сотрудничестве».

Поездка А. Дворковича на «Гомсельмаш» вряд ли продвинет этот проект. Если сами компании договорится не могут, то чем им поможет вице-премьер или президент? Пресс-служба правительства РФ лишь скромно заметила, что входивший в состав делегации РФ президент российской ассоциации производителей сельхозтехники и оборудования для АПК «Росагромаш», совладелец ОАО «Ростсельмаш» Константин Бабкин «проявил заинтересованность в сотрудничестве с белорусской компанией».

До сих пор не завершилась и затянувшаяся история с созданием холдинга «БелРосАвто» на базе МАЗа и КамАЗа. В этом случае оба предприятия — за создание холдинга, но стороны спорят по условиям сделки. Пару месяцев назад посол России в Беларуси А. Суриков говорил, что все документы по этому холдингу запланировано подписать в первом квартале 2013 года. Но в январе первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко заметил, что стороны пока не могут согласовать ряд вопросов — в частности, касающихся оценки предприятий, распределения долей в холдинге и принципов руководства холдингом.

Активы первой шеренги

Визит А. Дворковича в Беларусь призван был подстегнуть и этот проект. Обсуждается он давно, — Россия желает поскорее увидеть реальный результат. Российский вице-премьер этого не скрывал. «В ближайшие недели, перед встречей руководителей наших государств, мы проведем интенсивные переговоры по всем направлениям, прежде всего по крупным проектам, таким как интеграция МАЗа и КамАЗа», — заявил А. Дворкович.

Между тем, как отмечают источники в промышленных, процесс создания холдинга «БелРосАвто» постепенно приближается к своему финишу, все идет по графику, и административное вмешательство здесь вряд ли поможет. Тем не менее, во время визита в Беларусь Дворковича стороны договорились до конца февраля провести «интенсивные» переговоры по интеграции МАЗа и КамАЗа.

Обсуждался еще один проект — возможная интеграция «Гродно Азота» «с одной из российских компаний». Было заявлено, что переговоры по этому проекту тоже должны быть ускорены. С какой конкретно российской компанией сейчас ведутся переговоры по созданию СП на базе «Гродно Азот», осталось за кадром. Хотя практика подобных переговоров уже показала, что их финиш невозможно подстегнуть, если такого желания нет у одного из партеров или же его не устраивают условия предложенного сотрудничества.

«Гродно Азот» — предприятие, безусловно, привлекательное для российского инвестора. Да и белорусская сторона заинтересована привлечь к его приватизации российские компании, владеющих природным газом. Ведь «Гродно Азот» — крупнейший отечественный потребитель природного газа (около 1,5 млрд. куб. м в год).

Несколько лет назад «Гродно Азот» обсуждал проект по приватизации с компанией «Газ-Ойл» (стопроцентная «дочка» «Газпрома»). Шла речь о создании СП по производству аммиака и карбамида и обеспечению его природным газом. Сделка не была реализована. Позже свои предложения по участию в акционерном капитале «Азота» белорусскому правительству направляло ОАО «Сибур-Минудобрения». Однако это проект тоже ничем не завершилась.

Сейчас «Гродно Азот» инвесторы нужны: у него намечены масштабные инвестпроекты стоимостью в 1,5 млрд. USD. Однако очевидно, что процесс это не быстрый — тем более, что 2 года назад к «Гродно Азот» присоединили «Гродно Химволокно».

По сути об этом же заявил и А. Лукашенко на пресс-конференции для СМИ в январе 2013 года. «Мы не исключаем продажу какой-то части акций „Гродно Азота“, как и строительство там нового производства. Мы и „Газпрому“ это предлагали, поэтому мы рассматриваем», — сказал А. Лукашенко. «Но я не думаю, что мы завтра это продадим», — заметил он.

Перспективный проект для «Гродно Азота» — строительство нового нефтехимического комплекса. Лукашенко считает, что в этом проекте могли бы участвовать 2 иностранных инвестора. «Я вижу вариант строительства нового предприятия на троих: русские, Индия и мы. Можно договориться о модернизации этого уже существующего завода на каких-то условиях», — заявил он.

Все эти заявления говорят лишь о том, что на данном этапе конкретных инвесторов у «Гродно Азота» нет.

Более реальным выглядит проект по созданию СП на базе ОАО «Гомельский химический завод».

Крупнейший российский холдинг производителей минеральных удобрений — компания «ЕвроХим» уже в течение 5 лет обсуждает возможные варианты создания СП с Гомельским химзаводом. В 2008 году сделка близилась к завершению. Но предполагаемая сумма инвестиций в покупку госпакета акций Гомельского химзавода — 111 млн. USD — не устроила А. Лукашенко.

Тем не менее, в прошлом году руководство «ЕвроХима», концерна «Белнефтехим» и Гомельского химзавода продолжали обсуждать возможные варианты инвестиционного сотрудничества. При этом выкуп контрольного пакета акций российская компания не ставила во главу сотрудничества с белорусским предприятием.

По итогам визита А. Дворковича в Беларусь пресс-служба правительства РФ отметила, что президент российской компании ОАО «МХК «ЕвроХим» Дмитрий Стрежнев «подтвердил заинтересованность в проработке деталей сотрудничества».

Обречены на конфликт интересов

Заметим, сейчас Кремль пытается ускорить сделки по слиянию кооперацию активов в крупнейших отраслях белорусской промышленности. Скорый результат здесь вряд ли возможен. И не только из-за нежелания официального Минска.

Если со стороны Беларуси во всех крупных проектах контрагентом выступает государство, то со стороны России — как правило, частные компании, где нередко переплетены интересы разных акционеров. Надо понимать, что состыковка этих интересов далеко не всегда гарантирует ожидаемый результат.

Очевидно также, что российские компании хотят максимально дешево войти в акционерный капитал белорусских предприятий. Сомнительно, что на данном этапе они готовы вкладывать огромные инвестиции в их модернизацию и развивать масштабные инвестпроекты. Тем более, что они не могут рассчитывать на скорую отдачу из-за специфических условий хозяйствования и управления в Беларуси.

Ведь даже безденежный на первом этапе проект — создание холдинга с участием МАЗа и КамАЗа — потребовал нескольких лет. Можно предположить, что сделка с «Гродно Азот» может потребовать не меньше времени. Ведь на данном этапе для Беларуси не интересен инвестор не столько как поставщик природного газа (при создании ЕЭП Россия привязала цену газа для Беларуси к российской, поэтому этот вопрос пока потерял былую остроту), а партнер, способный инвестировать миллиардные инвестиции в строительство нового нефтехимического комплекса. Как видим, пока белорусские власти от столь амбициозного проекта не отказались.

Другое дело, что если уж очень нужны будут нужны деньги и лояльность Кремля, то достаточно скорой может стать сделка с созданием СП на базе МЗКТ. В этом случае и деньги можно будет выручить хорошие, и времени на реализацию проекта может много не потребуется, ведь в этом проекте и с одной, и с другой стороны будет участвовать государство.

Между тем, весь этот торг со стороны выглядит достаточно абсурдно. Казалось бы: если государство намерено приватизировать предприятие, выручить за него хорошие деньги и привлечь стратегического инвестора, то его действий должен быть другим. Самые эффективные способы приватизации уже проверены практикой. Если предприятие нуждается в инвестициях, правительство проводит его предпродажную подготовку и выставляет пакет акций на аукционные или конкурсные торги. При этом заблаговременно сообщает о дате торгов по информационным каналам, чтобы желающих приобрести активы было максимально больше. Это и есть прозрачный и эффективный способ продажи, исключающий любые подозрения и спекуляции в закулисных политических договоренностях продавца и покупателя.

Мы же являемся свидетелями не открытой приватизации, а торга белорусского руководства за российскую лояльность, энергобонусы, кредиты, заложниками которых стали активы ведущих белорусских предприятий.

Татьяна Маненок, Агентство политической экспертизы

http://nmnby.eu/news/analytics/5087.html




by Dr. Radut.