Jump to Navigation

«Ямал-Европа-2»: взвесим шансы

Будучи недавно анонсированным, проект газопровода «Ямал-Европа-2» уже приобрел скандальный оттенок. Решение премьер-министра Польши Дональда Туска уволить министра Госказначейства Польши Миколая Будзановского, который отвечал за топливно-энергетический комплекс, – первая внятная реакция Европы на этот проект. Причиной такого решения – «слабый контроль» Будзановского над энергокомпаниями в контексте подписание меморандума между «Газпромом» и «EuRoPolGaz» о намерении относительно строительства газопровода «Ямал-Европа-2». На данном этапе, впрочем, этот проект носит строго пропагандистский и шантажистский характер. Цель анонса – принуждение Украины к сотрудничеству в газотранспортной сфере на условиях «Газпрома». Однако, существуют не менее  основательные резоны для лоббирования нового проекта – прежде всего, это повышение энергетического и политического значения России для Европы.

Пока только анонс

Участие Украины в трансевропейских проектах поставки газа или соответствующие намерения традиционно рассматриваются Газпромом как угроза его стратегии по укреплению на европейском рынке газа. И шире: как угроза реализации стратегии наращивания геополитической мощи России (основанной на факторе энергетической зависимости ЕС от России). Поэтому предотвращение включения Украины в альтернативные российским проекты по доставке газа в ЕС видится сегодня Газпромом первоочередной задачей. Декларация возможного строительства Ямал-Европа-2 должна была побудить Украину с большим вниманием и серьезностью отнестись к российским предложениям по совместному использования украинской газотранспортной системы (ГТС).

В отношении Украины политика Газпрома последовательна. Ей навязывается самые высокие цены на газ в Европе на длительный срок, кабальные условия контракта с обязательной оплатой по максимальным ценам объемов газа, значительно превосходящем потребности страны, штрафные санкции за неиспользование излишков российского газа и – на фоне финансового давления – настойчивые приглашения уступить России украинскую ГТС.

С другой стороны: в декабре 2012 г. Украина закупила незначительные объемы газа в Польше, с апреля 2013 г. стала закупать газ в Венгрии. Планируются поставки газа через Словакию, и даже газ для подземного хранения на зимний период планируется закупать в ЕС. В январе 2013 г. Виктор Янукович подписал в Давосе соглашение с кампанией Shellо совместной разработке сланцевого газа в Украине. Имеются планы по участию Украины в балтийско-адриатической системе интерконнекторов по передаче СПГ. Все упомянутые действия являются мерами реализации новой энергетической стратегии Украины, презентованной летом 2012 г.

Несмотря на сравнительно некрупный объем сделок поставок газа из ЕС, и гипотетический пока характер перспектив разработки украинских сланцев и транспортировки СПГ, это не только существенно снижает шансы Газпрома взять под контроль Украинскую ГТС, но и является зримым свидетельством провала газпромовской стратегии «похищения Европы». Поэтому Газпрому необходимо хотя бы создать иллюзию (даже если шансы на успех оцениваются как невысокие), что у него остаются рычаги влияния на Украину. Тут и был актуализирован давно положенный под сукно план строительства «Ямал-Европа-2».

Пока имеется только поручение Путина Миллеру проработать (т.е. оценить коммерческую целесообразность, затраты, вероятные источники финансирования, рынки сбыта, окупаемость и т.д.) проекта. Меморандумом о взаимопонимании, подписанным Миллером и главой EuRoPolGaz Добрутом, также предполагается оценка строительства второй ветки Ямал-Европа мощностью не менее 15 млрд газа в год для поставок газа в Польшу, Словакию и Венгрию и сокращения издержек при его транспортировке. ТЭО проекта должно быть готово через полгода. В таком «сыром» виде «Ямал-Европа-2» может функционировать лишь как шантажистский аргумент и средство демонстрации потенциальной мощи.

Другие аргументы

Вместе с тем, имеется ряд резонов, по которым Газпром может лоббировать проект Ямал-Европа-2 весьма активно помимо «фактора Украины».

1. Газпром в связке со строительными организациями настроен на получение сверхдоходов именно за счет прокладки магистральных газопроводов. В целом, в России строительство – наиболее привлекательная сфера для обогащения чиновничьих групп, связанных с государственным бизнесом.

2.  Уже упомянутый «репутационный» аргумент.  Чтобы остановить снижение капитализации Газпрома, компании именно сейчас желательно продемонстрировать, что перспективы ее развития вполне радужные, несмотря на ренегатство Украины, проблемы с «Южным потоком», отказом европейских потребителей от оплаты излишков газа, увеличение конкуренции на европейском рынке газа и т.д.

3. Внутриэлитная борьба в России. Газпрому приходится держать оборону против «домашних» конкурентов – «Роснефти» и «Новатека». Газпром нуждается в любого рода успехах для оправдания своей политики в глазах президента Путина.

«Похищение Европы» отложено на неопределенное будущее

Нынешний план «похищения Европы» (так российский историк В. Цымбурский именует все российские стратегии последних 300 лет по увеличению значения России в европейской политике), с подачи Газпрома ставший государственной стратегией России, уже успел проявить свои слабые стороны. Период высоких цен на нефтегазовое сырье существенно увеличил привлекательность как европейского, так и мирового рынка газа, что естественным образом повысило и привлекательность инвестиций в сектор, в том числе – с целью разработки новых технологий, обустройства инфраструктуры и т.д. Соответственно, на европейском газовом рынке возросли показатели конкурентности, что неизбежно ведет к падению удельного веса Газпрома на этом рынке газа и – шире – на мировом энергетическом рынке. Снижение роли Газпрома, в свою очередь означает, что геостратегический план «похищения Европы», покоился на шатких основаниях, и не может быть реализован в приемлемом для Кремля масштабе.

Некоторые расчеты Газпрома оказались верны: действительно потребление газа в ЕС постоянно росло. Но одновременно рос удельный вес замещающих технологий: добыча и поставки на мировой рынок СПГ, сланцевого газа, а также других его видов. Достаточно сказать, что с 2009 Россия уступила США первое место в мире по добыче газа. Кроме того, треть мировой торговли газом приходится теперь на сжиженный газ.

Рост предложения альтернативных видов газа на мировом рынке привел к увеличению числа конкурирующих с Газпромом поставщиков газа в Европу. В последние годы на газовом рынке ЕС увеличилась доля СПГ – фактически за 10 лет доля СПГ в импорте газа в ЕС выросла до 20%. Кроме того, заработали два новых газопровода – Medgaz и GALSI из Африки в Италию и Испанию.

Наконец, финансовый кризис привел к падению потребления газа – на 9% в 2011 г. и еще на 2% – в 2012.

Доля Газпрома на рынке ЕС составляла 23% в 2010 г., 26% – в 2011 г., 25,5% – в 2012 г. Но в целом, начиная с 2000 г. доля Газпрома в импорте газа в ЕС сократилась с 38% до 25,5%. Таким образом, начав семь лет назад активную деятельность, направленную на увеличение доли Газпрома на европейском рынке, Россия получила противоположный результат.

Несмотря на очевидное фиаско стратегии развития Газпрома, несмотря на требование Путина обеспечить развитие СПГ и новых экспортных направлений (Дальний Восток), Газпром не может и не хочет менять ценовую политику, обновлять технологии добычи, доставки и продажи газа. В Газпроме, впрочем, могут рассчитывать, что дополнительная трубопровод снизит для инвесторов привлекательность вложений в альтернативные российским пути поставки газа. Особенно это касается восточноевропейских рынков. Ведь в сложившихся условиях в Газпроме понимают, что наибольшие шансы закрепиться компания имеет именно на восточно- и центрально-европейских рынках – Словакии, Польши, Венгрии, Украины, Беларуси, а также Австрии, Чехии, Литвы, Латвии, Хорватии и Болгарии. Соответственно, вся информационная и экспортная политика компании нацеливается на «отсекание» этих стран от альтернативных путей и альтернативных поставщиков, подобно тому, как предыдущие 10 лет Газпром боролся с альтернативными поставками газа в Западную и Южную Европу.

Борьба внутри правящей группы

Недавний конфликт вокруг строительства СПГ на Сахалине между Газпромом и Роснефтью Путин разрешил в пользу Газпрома, но 16 апреля Сечин предпринят контрнаступление. Известный «телекиллер» Михаил Леонтьев фактически обвинил Миллера в измене Родине и высказался в пользу принудительного психиатрического лечения главы Газпрома (на основании ошибочности стратегии гипертрофированного развитии госмонополии, а также упорства ее руководства в продвижении этой стратегии).

Проект строительства «Ямал-Европа-2» призван в числе прочего служить элементом оправдания и реабилитации руководства Газпрома перед Путиным, упрекающим компанию за неповоротливость экспортной политики и слабые темпы технологического переоснащения. Успех лоббистов «Ямал-Европа-2» в значительной степени зависит от успешности атаки «группы Сечина» против Миллера. Среди активных мероприятий Сечина в этом направлении следует упомянуть два аналитических доклада о перспективах Газпрома, подготовленные экспертными группами «Сколково» и МГМИМО, в которых Миллер упрекается не только в ошибочной стратегии и недополученных доходах, но и в том, что политика Газпрома ставит в глупое и слабое положение главу российского государства, подрывает его авторитет. Если Миллер не пойдет на примирение с Сечиным, что возможно только в случае добровольной уступки Газпромом «Роснефти» первой очереди в строительстве СПГ на Сахалине и – шире – в отказе от приоритетного права (которым Газпром вдобавок не пользуется) в разворачивании СПГ, то Миллер может поплатиться за упрямство. Например, отставкой. В этом случае шансы у «Ямал-Европа-2» нулевые.

Но даже если Миллеру удастся в ближайшее время отстоять свои позиции, успех проекта «Ямал-Европа-2», на который также рассчитывает Александр Лукашенко, остается призрачным. Финансирование под этот проект найти будет очень непросто, даже если Миллер убедит Путина активно его лоббировать.

Стас Головатый

http://nmnby.eu/news/analytics/5172.html




by Dr. Radut.