Jump to Navigation

Эффект места

В Соединенных Штатах Америки с 1994 года проводится эксперимент Moving to Opportunity, сообщает Slon.Ru. Суть в том, что ученые случайным образом выбрали 4600 бедных американских семей. Их случайным же образом поделили на три группы:

— семьи, которые переселили в бедные районы;

— семьи, которые переселили в богатые районы;

— контрольная группа, которую никуда не переселили.

И недавно американское Национальное бюро экономических исследований опубликовало итоговый отчет со статистическим анализом результатов эксперимента. Вот итоги вкратце: Хорошие соседи никак не влияют на уровень безработицы среди переехавших, а также на успеваемость детей в переехавших семьях. Однако хороший район улучшает физическое и психическое здоровье. Например, распространенность крайних степеней ожирения и диабета снижается на 40–50%. При этом здоровье улучшается только у женщин и девочек, на мужчин фактор не влияет. Хотя переезд в богатый район почти никак не сказывается на объективных индикаторах благосостояния вроде дохода или образования, он оказывает мощное влияние на субъективное ощущение благосостояния, то есть на то, что обычно называют уровнем счастья. Так, переезд в район, где уровень бедности на 13% ниже, чем был по предыдущему месту жительства, вызывает повышение уровня счастья на 65%, пишет Slon.Ru.

То есть теперь научно подтверждено то, что большинство из нас, в общем-то, знало и до этого. Есть хорошие районы и страны, есть и плохие. Есть комфортные и удобные для жизни условия, способствующие улучшение самоощущения людей, есть и другие условия — нехорошие. И различия этих условий определяются не только уровнем средней зарплаты в стране или у конкретного человека. Общий имидж и организация жизни, ее стиль тоже очень важны. Иными словами, Зимбабве, к примеру, остается «Зимбабве» еще и потому, что имеет устойчивый имидж «плохого места», настолько устойчивый, что «Зимбабве» сегодня — это уже и термин, имя нарицательное, а не просто название страны. Как и «Северная Корея» еще и, что очень прискорбно, все чаще и «Беларусь». Да, наша Беларусь приобрела и с каждым днем укрепляет имидж «плохого места». Практически во всех мировых рейтингах от индекса счастья до индекса демократии мы всегда находимся в самом конце рядом с Северной Кореей и Зимбабве. А если где и занимаем «призовые» места так это обязательно будет или количество суицидов или потребление алкоголя на душу населения или что-то подобное.

Короче говоря, Беларусь — очень непривлекательная, дискомфортная и неудобная для проживания страна. И одним вытягиванием доходов на «сакральные» цифры в USD 500 или даже USD 1000 эту ситуацию не исправить. И тем более не исправить драконовскими мерами типа введения «крепостного права», пусть даже эти меры и будут сопровождаться повышением зарплаты. Для того, чтобы стать «хорошим местом» однозначно нужны другие решения, хотя и повышение зарплаты лишним не будет.

Пока же в Беларуси мы видим противоположные тенденции. Власть уже приложила огромные усилия, чтобы Беларусь приобрела имидж «плохого места», и она своей цели достигла. И ладно бы только по уровню демократии мы находились рядом с Северной Кореей и Зимбабве, так ведь практически по всем остальным параметрам тоже. И это не все. Наши власти продолжают прилагать видимые усилия, чтобы поддерживать имидж «плохого места», даже очень плохого. Видимо, по какой-то причине им очень нужно, чтобы никто извне не хотел ни жить в Беларуси, ни вести в ней бизнес, не говоря уже о самих белорусах.

Взять хоть такое сообщение: «Беларусь снова опередила все страны бывшего СССР по росту потребительских цен» — оно может довольно негативно повлиять на восприятие «места». А ведь это не единичное сообщение. За относительно короткий срок мы получили Декрет о «трудовом рабстве», национализацию части ранее приватизированных предприятий, специфическую реинкарнацию «золотой акции», агрессивные выпады против «щелкающих зубами», разрыв «социального контракта» с народом и т.д. и т.п. И наши власти после этого думают, что нормальные инвесторы толпой побегут осваивать гибрид Северной Кореи и Зимбабве (пусть и в «центре Европы»)? Обойдут стороной — хотя бы только для того, чтобы не испортить «карму», то есть не приобрести имидж «плохого», «плохого парня», «адвоката дьявола» и пр. Евробюрократам проще: они немного поиграли с нашей властью, обманулись и ушли, теперь новые проводят «реалполитик» в отношении Беларуси, а бизнес — если иметь в виду серьезный бизнес — ничего не предпринимает в отношении Беларуси.

Однозначно реагируют на «плохое место» и сами белорусы, особенно активные и квалифицированные. «Беларусы готовы работать в Латвии почти задаром», читаем заголовок в Товарищ.online. И действительно, выясняется, что наши земляки-белорусы готовы трудиться на благо Евросоюза и за очень небольшие суммы — одну минимальную заработную плату. А она в Латвии, по данным евробюро Eurostat, — третья из самых низких среди стран ЕС — всего 200 латов (EUR 287,07). Действительно, работу с такой зарплатой можно найти и в самой Беларуси. Но ведь Беларусь это «плохое место», страна враждебная к людям. Не так ли? Поэтому не только в Латвии, но и в других «хороших местах» белорусы готовы просто оказаться. Молодые же белоруски, оказывается, как-то не сильно прониклись идеей рожать для всенародного «батьки». Они более озабочены тем, как выйти замуж за иностранца и покинуть «плохое место». И в этом тоже проявляется негативный эффект «плохого места».

И оправдания типа «у нас не самое плохое место», есть места и похуже" нас не спасут. По сравнению с зимбабвийцами и северокорейцами белорусы могут сбежать, и им есть куда бежать. Вот хотя бы в Россия. Пусть у нее тоже имидж далеко не самого хорошего места на земле, но доходы у людей все же в два раза выше наших, да и для бизнеса перспектив больше. Превзойти россиян в доходах мы пока не можем, а вот в имидже превзойти могли бы и по «индексу счастья» тоже, а это, как мы видели, очень немаловажные факторы. Но не хотим почему то, стараемся, чтобы все было наоборот. Хотя, вообще-то, чисто теоретически, Беларусь могла бы быть «хорошим местом» — чем-то вроде Чехии, не хуже Польши или той же Латвии. Только политика властей превратила Беларусь в место плохое. И это плохо. Исправить негативный имидж гораздо сложнее, чем создавать представление о себе с нуля.

Так что пришло время что-то делать и в этом плане. К примеру, однозначно надо превратить Беларусь в страну для людей, а не в страну для одного человека. Впрочем, меня терзают смутные подозрения, что даже этот человек несчастлив на фоне всеобщего пессимизма и неудовлетворенности жизнью. Более тог, есть подозрение, что даже и этот человек испытывает нарастающий дискомфорт — психологический дискомфорт от системы, которую сам же и создал. И первое что надо сделать, как мне кажется, — это прекратить усугублять имидж «плохого места», прекратить делать «Беларусь» синонимом нищеты, бесправия, беззакония и дикости. Для этого, видимо, все же стоит освободить политзаключенных, отменить «крепостное право», ну и предпринять другие столь же очевидные шаги в данном направлении. И при этом важно не наступить опять «на те же грабли». Сложно конечно, не спорю, но имидж «хорошего места» того стоит. А то ведь окончательно превратимся в Зимбабве, даже несмотря на то, что доходы у нас несколько выше.

Юрий Пшенник

http://nmnby.eu/news/analytics/5120.html




by Dr. Radut.